Ювелирное искусство в Древнем Египте

 :
 

Выдержки из лекции

Хорхе Анхель Ливрага,
Основатель международной философской школы
"Новый Акрополь"

В Англии, в Стоунхендже, например, один из камней (так называемый Голубой камень) происходит из Африки. Никто не знает, кто построил Стоунхендж, но очевидно, что это сооружение очень и очень древнее. Зачем его создателям нужно было, прилагая неимоверные усилия, везти этот огромнейший камень из Африки? У них не было ни самолетов, ни гигантских кораблей для перевозки таких тяжестей, в лучшем случае они могли доставить его в нужное место на каких-нибудь плотах. Как им удалось совершить это чудо? Почему в Серапеуме, который находился в Мемфисе, многие саркофаги быков, точнее мумий быков, были сделаны из асуанского гранита? Египтяне преодолели более тысячи километров, чтобы найти определенный тип породы, когда рядом было много других видов камней, которые можно было использовать. Очевидно, они придавали этим камням особую ценность. Почему, имея под рукой сколько угодно гипса (даже сегодня производство статуэток и других изделий из гипса является практически национальной индустрией Египта), эти люди упорно резали диорит – самый твердый из всех камней? Диорит, камень из западной пустыни, черный с тонкими прожилками, иногда беловатыми, имеет показатель твердости, равный девяти – а это всего на единицу меньше, чем алмаз! Тем не менее, эти люди резали диорит, как масло. Они умудрялись создавать из него канопы – сосуды, куда помещались внутренности умерших, четыре канопы по образу и подобию четырех сыновей Гора. Один из таких сосудов мне удалось внимательно изучить в нью-йоркском музее Метрополитен.
ювелирный музей – ювелирное искусство в древнем Египте: диадема Стататориунет
Диадема Стататориунет,
12 Династия
Тогда было с абсолютной точностью установлено с помощью специальных приборов, фотографий, рентгеновских снимков и т. д., что сосуд сверлили инструментом, твердость сверла которого должна была быть на 14 пунктов выше алмаза. Проведя 17 опытов, мы не заметили никаких повреждений на инструменте, резавшем диорит, а ведь если бы это был алмаз, то от нагревания при трении в точке сверления произошла бы деформация. Что ж, это одна из многих технических загадок, которые хранит Египет и которые проявляются также и в его ювелирном искусстве – в использовании камня, металлов, разноцветного стекла.

Для древнеегипетского мастера-ювелира было очень важно, чтобы стеклянное или керамическое изделие внутри было такого же цвета, как и снаружи. Для нас это не имеет никакого значения: если нам нужна чаша или ваза синего цвета, нам достаточно, чтобы она была синей снаружи. Наше западное мышление не может сегодня понять, почему симпатичные кресла в этом зале, обшитые зеленой тканью, должны быть зелеными и внутри, там, где никто не увидит. Но древние египтяне мыслили по-другому. В работах высокого качества, тех, которые освящались в храмах (ведь в те времена, как и сейчас, были великие мастера и простые ремесленники, создававшие изделия для широкой публики), мы видим, что цвет материала внутри такой же, как и снаружи.

Мы также можем отметить высокую практичность ювелирных изделий древних египтян. Некоторые драгоценности, которыми украшали мертвых, имеют менее прочную оправу, чем те, что носят живые люди. Почему? Видимо, потому что мертвые не двигаются, украшения не портятся. Из тех же практических соображений эти изделия не подвешивали, а лишь клали сверху. Несколько дней назад, пытаясь классифицировать одно изделие, по форме напоминавшее скарабея, я столкнулся с проблемой, поскольку отверстие в нем не было сквозным. Дело в том, что если мы встречаем скарабея, пластину или любой предмет, в котором отверстие не сквозное, то это наверняка копия. И ты никогда не узнаешь точно, что в Египте было копией, потому что возможности копирования столь велики, что западные археологи теряются. Иногда даже продавцы копий и оригиналов путаются и выкладывают все на один прилавок. Единственное, что не удается скопировать в большинстве случаев, так это сквозное отверстие, которое образует двойной конус в центре изделия. С другой же стороны, на некоторых погребальных изделиях не предусмотрено сквозное отверстие, потому что их всего лишь клали сверху на умершего. Например, скарабей-сердце, которого помещали на место сердца умершего, не имел такого отверстия, он просто делался с двумя расправленными крыльями, символизирующими воскрешение, полет.

Часто говорят о проклятии фараонов, о целом ряде загадочных явлений. Эта тема всегда меня
ювелирный музей – ювелирное искусство в древнем Египте: украшения Сататор, 12 Династия

Украшения Сататор, 12 Династия

интересовала, не только с точки зрения истории и археологии, но и с точки зрения того, что мы можем назвать эзотерической частью древних религий, частью самой глубокой и самой таинственной. Ни одна из египетских легенд не говорит ни о каком проклятии. Это абсолютно точно. Конечно, есть предостережения: то, что вы делаете, может вызвать определенные последствия, – но ни о каких проклятиях речи не шло. Вся древнеегипетская цивилизация, все направление развития египетской культуры было крайне доброжелательным, было наполнено любовью, молитвой, верой в Бога. И это проявлялось во всем. У всех, от загадочного человека, жившего до времени пирамид, которого мы не можем себе представить, до современного человека, который учится в университете или где-то работает, всегда была и есть доброжелательность, была и есть вера в Бога; египтянам свойственно отсутствие злобы и недоброжелательства. Я говорю об этом, чтобы развеять многочисленные легенды о проклятиях Египта. Некоторые мои коллеги, испанские, французские ученые, у которых есть то или иное египетское изделие, иногда говорят: "Пожалуйста, уберите это отсюда, оно явно несет в себе проклятье, ведь с тех пор, как оно у меня, со мной произошло то-то и то-то". Но это не совсем так, это обыкновенное человеческое самовнушение. Если вы представите себе или внушите себе мысль о том, что эта пепельница, например, или любой другой предмет смертельно опасен или проклят, если мы все одновременно об этом подумаем и внушим себе, что этот предмет несет в себе проклятье, вероятно, кто-то до него дотронется и сразу умрет. Но вовсе не потому, что этот предмет проклят, а потому, что мы создали ментальную форму, всеобщее убеждение, и если мы его разделяем, когда дотрагиваемся до этого предмета, мы находимся в такой степени возбуждения, что в какой-то миг у нас может произойти остановка сердца. Итак, давайте представим, что никакого проклятия нет, а существует лишь удивительный мир, полный красок, полный магии.

Мы могли бы еще долго говорить на эту тему, например о связи дней и металлов со звездами, но это было бы слишком долго, и мне кажется, вы предпочли бы посмотреть слайды.

Заканчивая нашу беседу, я хотел бы выразить благодарность за возможность поговорить сегодня об этом мире, столь древнем и столь прекрасном, о том, что я люблю и чему посвятил свою жизнь, – об изучении искусства, о философии. Обо всем, что позволяет нам, людям, любить друг друга, а разным народам – понимать друг друга. Что помогает связывать разные исторические эпохи между собой, чтобы человек никогда не чувствовал себя одиноким.

Лекция прочитана 15 ноября 1978 г. в Египетском институте исламских исследований (Мадрид).

 Часть 2

Ювелирное искусство в Древнем Египте, часть 2

ЕГИПЕТ

 

 
 :



МЫ РЕКОМЕНДУЕМ

 
   
(C) 1998-2017 Информационная Группа ЮР